Наши парни с «Новороссийска»

Наши парни с «Новороссийска»

Еще одна статья на историческую тему из моего архива. Написана она в 2011 году и посвящена трагедии, произошедшей уже 60 лет назад с линкором «Новороссийск». Об этом рассказывает Константин Ярославцев, ученый, исследующий военную историю нашего края.

– Вечером 28 октября 1955 года линейный корабль «Новороссийск» вернулся в Севастополь с учебных артиллерийских стрельб и встал на якорь у бочки № 3 рядом с Инкерманским створом в Северной бухте, в сотне метров от берега.

Примерно в 1.30 ночи 29 октября с правого борта носовой оконечности перед первой башней главного калибра прогремел мощный взрыв, причиной которого стала невытраленная немецкая мина заграждения. Основной удар пришелся по кубрикам. По разным оценкам сразу погибло от 150 до 250 человек. От днища до палубы образовалась огромная пробоина площадью 150 квадратных метров.

По счастливой случайности взрывом не были задеты носовые пороховые погреба. Спустя минуту на корабле пробили аварийную тревогу, а вскоре тревогу объявили и на стоявших рядом судах. Аварийные партии линкора совместно с партиями с других кораблей вступили в борьбу за живучесть.

Те, кто не участвовал в аварийно-спасательных работах, были плотными шеренгами выстроены на палубе. Команда «покинуть корабль» не поступала. Ввиду больших разрушений «Новороссийск» был обречен. Спустя 2 часа 44 минуты он опрокинулся и затонул на глубине 17 метров.

На поверхности остался виден лишь 110-метровый участок днища (к утру 30 октября и он погрузился в воду). При опрокидывании построенные на палубе люди посыпались воду.

Многие погибли при ударе о выступающие конструкции, многих убило сорванными со своих мест зенитными орудиями и различными механизмами, многие утонули. Оставшиеся внутри корабля моряки отчаянно стучали металлическими предметами по переборкам. Удары слышались в районе румпельного отделения, помещений правой машины и в других местах. Задействованная новейшая станция подводной связи уловила в отсеках песню «Варяг». Водолазам удалось вывести живыми из внутренних помещений корабля 9 матросов. 1 ноября стуки прекратились…

В результате катастрофы погибли 545 матросов и офицеров команды «Новороссийска» (из 1600) и 58 моряков с других кораблей и из других частей и подразделений флота.

 

НАШИ С «НОВОРОССИЙСКА»

У меня уже выработалась привычка при просмотре списков погибших автоматически выискивать имена солдат и офицеров из нашего края. Обнаружил я их и тут – Федор Тюменцев и Василий Хлуднев. Старший лейтенант Федор Антонович Тюменцев родился в 1929 году в с. Верх-Слюдянка Усть-Калманского района. Призван в 1948 г. Кузедеевским РВК Кемеровской области. После окончания морского училища направлен на линейный корабль «Новороссийск» и зачислен в состав расчета 3-й башни 1-го артиллерийского дивизиона (дивизиона главного калибра) БЧ-2 (артиллерийской боевой части).

29 октября из 66 матросов и офицеров личного состава 3-й башни погиб 21 человек. Матрос Василий Константинович Хлуднев родился в 1930 году в с. Усть-Ануй Быстроистокского района Алтайского края.

До военной службы женился, родилась дочь. Призван в 1953 году Быстро-истокским РВК. Направлен на линейный корабль «Новороссийск» и зачислен штурманским электриком в состав БЧ-1 (штурманской боевой части). В день трагедии из 24 матросов и офицеров личного состава БЧ-1 погибли 16.

 

ПОГИБШИЙ… В 42-М ГОДУ?

Похороны моряков в Севастополе растянулись почти на месяц. На кладбище Коммунаров были преданы земле первые обнаруженные 42 жертвы. Всех остальных партиями по 20 человек погребали уже на Северной стороне, на Братском кладбище, оставшемся со времен Крымской войны.

Родственников не вызывали, а приехавших не пускали на церемонию. Провожать моряков в последний путь поручили комсомольским организациям. Вскоре массовые похороны прекратились, и погибших хоронили по одному по мере того, как волны выносили на берег тела матросов.

Однако всех предать земле не смогли – десятки моряков так и остались в стальном чреве линкора. Казенные бумаги о гибели близких получили родители Федора Тюменцева, проживавшие в с. Шушталеп Калтанского района Кемеровской области, жена и дочь Василия Хлуднева, проживавшие в селе Усть-Ануй. Сразу после трагедии следственная комиссия засекретила все материалы.

Погибших даже хоронили тайком от общественности, ночью. Кстати, Хлуднев Василиц Константинович занесен в первый том Книги Памяти Алтайского края, но как матрос, погибший в 1942 г. Вот такая секретность.

Разумеется, читатель может возразить – а может быть, в 42-м году погиб его полный тезка? Но тут сомнений нет, это одно и то же лицо. Просто когда создавалась Книга Памяти, туда запихали всех. Попал и наш матрос.

Много подобных фактов и по финской кампании. У меня сейчас масса документов на руках о гибели в 1939-1940 гг. наших земляков, и подавляющее их большинство числится в Книге Памяти как погибшие в годы Великой Отечественной войны. Я еще по электронной почте связался с ЦВМА (Центральный военно-морской архив), и оттуда пришло подтверждение гибели Тюменцева и Хлуднева.

 

«БЛАГОДАРНОСТЬ» РОДСТВЕННИКАМ

Уже 7 ноября на внутреннем рейде Севастопольской бухты прошел военно-морской парад. Как будто ничего здесь и не произошло 9 дней назад. В тот день единственным памятником экипажу погибшего линкора была бочка № 3.

В 1963 году на Братском кладбище был установлен памятник – 12-метровая фигура скорбящего матроса, отлитая из винтов линкора.

Внизу была сделана надпись: «Мужественным морякам линкора «Новороссийск», погибшим при исполнении воинского долга 29 октября 1955 года. Верность военной присяге была для вас сильнее смерти».

Лишь в 1990 году под давлением общественности на Братском кладбище были установлены мраморные плиты с именами погибших моряков. Люди наконец узнали истинное число жертв катастрофы.

Образовавшийся мемориал получил название «Родина – сыновьям». Однако количество фамилий на плитах расходится с реальным числом захороненных.

Сколько погибших было обнаружено в отсеках после подъема корабля в мае 1957 г.? Что стало с их останками? Эти вопросы до сих остаются открытыми.

Крайне неприятное чувство вызывало и отношение властей к горю семей.

Это может ярко проиллюстрировать письмо жены Василия Хлуднева командиру БЧ-1:

«Большое спасибо Вам, что не оставили без внимания несчастных сирот, а наша местная власть не обращает внимания. Не заживает смертельная рана, нанесенная днем 29 октября 1955 года, и до последнего дня своей жизни останется незалеченной. Моя дочь хочет видеть папу, она все еще ждет и надеется его увидеть, помогите нам хотя советом – законно или нет они так обращаются с семьей погибшего. Перед собранием колхозников они дали мне две сотки земли, косить совсем не дали, от его организации муки на ребенка не дали, сразу же вычеркнули из списка, несмотря на то, что я с гибелью мужа потеряла последнее здоровье, дали II группу инвалидности, 50 рублей. Я нетрудоспособная,
такой маленький ребенок, а они меня обложили сельхозналогом и притом обложили за 15 соток огорода…».

Автор: Алексей Тырышкин

Алексей Тырышкин

Оставить комментарий

Ваш Email не будет опубликован.Обязательные поля отмечены *

*


1 + = шесть

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Подняться наверх