Татьяна Андреева в колонии: будни резонансной осужденной

Татьяна Андреева в колонии: будни резонансной осужденной

Журналист «Делового Бийска» побывал в исправительной колонии №6, где отбывает наказание чемпионка России по пауэрлифтингу Татьяна Андреева.

Таня Андреева уже год отбывает наказание в женской исправительной колонии №6 общего режима для осужденных женщин (с. Шипуново, Алтайский край).По версии девушки, которую поддержали многие, она защищалась от насильника. Но после долгого судебного разбирательства суд признал ее виновной в «умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть» и приговорил к 7 годам лишения свободы (впоследствии срок сократился до 6 лет).

Об этой истории журналисты рассказывали много раз. Лавина тяжелой славы обрушилась на Таню и ее родных. Таня явно устала от журналистов, от необходимости раз за разом воспроизводить историю, будучи уже здесь, в колонии. Поэтому попасть к ней оказалось непросто.

 

Приехали на место

Приехали в райцентр Шипуново к полудню. На территории села, как выяснилось, несколько колоний. Если бы не смотровые башни и забор с колючей проволокой, 6-ю исправительную женскую колонию издалека можно было бы принять за социальное учреждение, например больничный комплекс.

Колония №6 — многонациональная, здесь отбывают наказание не только русские, но и цыгане, тувинцы, буряты, а также алтайские женщины. На данный момент всего 988 осужденных, которые распределены по отрядам. Чуть более половины трудоустроены. Уровень образования самый разный, об этом говорит тот факт, что в колонии функционирует начальная школа, есть первый класс, где учат читать и писать.

Перед тем, как попасть не территорию колонии, заходим в кабинет к заместителю начальника колонии Елене Берлизовой.

— Прибыла Андреева сравнительно недавно, в 2013 году. Мы устроили ее на швейное производство, так как осужденный, имеющий иск по возмещению морального и материального вреда, должен гасить его, если рассчитывает на условно-досрочное освобождение. На швейном производстве, она не смогла себя реализовать, шить не научилась, — рассказывает Елена Берлизова. – Благодаря ее достижениям в спорте было принято решение задействовать Андрееву в спортивно-массовой деятельности. Решено, что она будет проводить занятия по двум направлениям: ЛФК и кроссфит. Изначально желание заниматься выразила каждая вторая осужденная, но потом остались те, кто действительно хочет. Начали с простых упражнений, ведь некоторые женщины до этого спортом не занимались.

Елена Берлизова отметила, что Таня характеризуется положительно, нарушителем режимосодержания не является: «У нее был достаточно простой период адаптации. По прибытию в карантин по результатам тестирования никаких отклонений не выявлено. Она легко общается со всеми осужденными, к ней обращаются за помощью, например написать письмо или даже обжаловать приговор». Кстати, у Тани незаконченное высшее педагогическое образование, дополнительная специальность – юриспруденция.

 

Лагерь строгого режима, или От подъема до отбоя

И вот после тщательной процедуры пропуска попадаем на территорию колонии. На первый взгляд здесь все напоминает пионерский лагерь, только строгого режима: из столовой в корпус строем идет отряд женщин в форме и с платками, неподалеку спортивная площадка, на лужайке установлены статуи, висит внушительный плакат с наглядным изображением летней формы осужденной. В столовую не заглянули, но там наверняка соответствующее меню: по утрам – каша, после комплексного обеда – компот.

В административном корпусе на первом этаже размещен стенд, на котором – фотографии открытия летней олимпиады среди осужденных. Есть фотографии спортивных танцевальных номеров, нарядные, красивые девушки улыбаются в камеру.

Что касается ограничений, то их хватает. Все действия выполняются в строгой последовательности: строем – в столовую, строем – на работу; в 6 утра подъем, в 10 вечера отбой. Все личные вещи осужденный сдает на хранение, а получит после окончания срока. Здесь нельзя иметь современные гаджеты, включая сотовый телефон. «Осужденные с длительным сроком заключения не знают, что такое флэшка», — отмечает Елена Берлизова.

 

Фиткросс для осужденных

И вот встречаемся с Таней. Спокойная, со светлой улыбкой, здоровается. Решение встретиться с журналистами, возможно, было принято с трудом, но теперь Таня абсолютно готова к встрече. Выглядит свежо. Спортивная закалка пригодилась и здесь: Таня держит себя в форме.

Разговор проходит в кабинете у начальника отряда. Все чувствуют себя расковано, кроме Тани. Она стоит до тех пор, пока ее отдельно не приглашают присесть.
— Татьяна, ты теперь тренируешь осужденных, как тебе работать с этим контингентом? – задаем спортсменке слегка провокационный вопрос.
Улыбаясь, Таня отвечает:

— Как и с обычными людьми. Им нравится, мне нравится, есть взаимный интерес — это очень приятно. Тренировки проходят в удовольствие. Остались заниматься только те, кто по-настоящему заинтересован, кому хочется развеяться, расслабиться. Ну и кто хочет прекрасно выглядеть не только «там», но и «здесь».

— И есть результаты?

— Есть, я замечаю, и девчонки говорят. Кто-то похудел, кто-то фигуру подтянул, подкачал, можно так сказать…

— Есть ли условия для поддержания твоей спортивной формы?

— Нет, как и в любой колонии нашей страны, но для поддержания общей физической формы есть. При желании, например, всегда можно найти возможность, чтобы покачать пресс или сделать отжимание.

— Татьяна, думала ли после отбывания наказания возобновить спортивную карьеру?

— Не просто думала, я на 99% уверена. Не могу точно сказать, сколько времени мне предстоит на это потратить, но надеюсь, что года за два восстановлюсь полностью.

Журналистам предлагают кофе, беседа продолжается.

— Как настроение? Осенняя хандра не давит? – задаем очередной вопрос.

— Нет, не давит. Настроение стабильное, спокойное, без каких-либо скачков вверх или вниз… Но настрой, можно сказать, боевой, все равно, надо бороться дальше.
И немного подумав, добавляет:

— Мне кажется, основное время здесь нужно потратить на свое просвещение. Все равно жизнь немного остановилась, и, чтобы не остановится, нужно развиваться. Интересно с людьми общаться, перенимать их опыт, может, предотвратить будущие ошибки. Еще стараюсь как можно больше читать. Особенно интересна историческая и научная литература, биология, социология, психология, изучаю английский… Но максимальные усилия я прилагаю к тому, чтобы не измениться, чтобы остаться собой.

 

Экскурсия по колонии

— Ну, Таня, пойдем, покажешь, где ты живешь.

И начинается небольшая экскурсия.

Сначала нас ведут в спальную секцию №1. Здесь расположены несколько десятков кроватей, есть и двухъярусные. Армейский порядок. Таня подходит к своей кровати, показывает тумбочку. В ней можно хранить только вещи личной гигиены и до десяти книг.

Таня извлекает из тумбочки книгу Харуки Мураками «1Q84».

— Что еще читаешь?

— Пелевина, Велера… У нас, кстати, хорошая библиотека, — отмечает она.
В это время в комнате спят несколько человек. Это ночная смена. Остальным же осужденным прилечь на свою кровать днем строго запрещается.

Далее Елена Берлизова проводит в небольшую комнату с белыми стенами, где стоит холодильник, деревянный стол, выкрашенный в зеленый цвет и накрытый скатертью. Рядом — электрический чайник.

— Вот она, наша кухонька, — говорит она. – Здесь осужденные могут покушать в нерабочее время. Пришла, вскипятила чай и попила с теми продуктами, которые не требуют термической обработки.

По одной стороне комнаты в алфавитном порядке расставлены коробки в три яруса, в которых осужденные хранят личную посуду. Таня открывает свою коробку, показывает ее содержимое, кроме личной посуды там упаковка чая и кофе.

В холодильнике, как в больнице, хранятся подписанные кульки с провизией.

— Никто чужое не ест?

— Нет, не ест, — улыбается Таня.

В административном корпусе есть небольшой магазин, где осужденным можно купить всякую мелочь и что-нибудь к чаю. И это практически единственная возможность, так как все, принесенное с воли, подвергается тщательной проверке, буквально крошится и режется.

Также нам показывают раздевалку, комнату отдыха и другие бытовые помещения. Некоторые осужденные, особенно на рабочем месте, при виде начальства ведут себя напряженно, как будто стараясь сделаться незаметнее: взгляд потуплен, отходят в сторонку. Некоторые здороваются.

 

Работа в прямом эфире: газета «Реальный взгляд»

В качестве общественной нагрузки Таня занимается выпуском радиогазеты, которая транслируется по кабельному телевидению в отрядах. «Теперь это уже можно назвать студией кабельного телевидения, радиогазета превратилась в телегазету», — говорит Елена Берлизова.
Нас проводят в небольшую секцию, в которой две комнаты: библиотека и радиорубка. Здесь Таня работает с Мариной, еще одной осужденной.
— На них и библиотека, и радио, они взаимозаменяемы, — отмечает Елена Берлизова.

Марина, интеллигентная, с хорошо поставленной речью, рассказывает о том, какие книги предпочитают осужденные. Она заведует библиотекой, а в свободное время пишет сказки. Хочет изучить японский по самоучителю.
В светлой комнате «радиорубки» на столе телевизор, микрофон, несколько дисков и большая тетрадь с рукописными номерами газеты. Перед тем, как зачитать газету в прямом эфире, каждое слово надо согласовать с руководством. Ни компьютера, ни фотоаппарата здесь нет. Фотографии для газеты приносят уже готовые.

— С этого помещения идет вещание по телевизорам отрядов. Каждую неделю мы ведем радиогазету «Реальный взгляд», про будни и жизнь в колонии, — рассказывает Таня.

В радиогазете несколько рубрик: обзор спортивных мероприятий, которые проходят в колонии это шахматы, шашки, волейбол; обзор культурной жизни – отчетные концерты, литературные кружки. Оглашаются также показатели по производству, результаты санитарного обхода (как отряды следят за чистотой своего локального сектора), выставляются оценки, кто-то наказывается, кто-то поощряется. Есть рубрики «Дорога к дому», в которой поздравляют с условно досрочным освобождением, и «Проба пера».
Также по кабельному телевидению в определенное время показываются документальные, художественные фильмы, транслируются фильмы патриотической и духовной направленности, идут поздравления с днями рождения, объявления. По выходным — музыкальные программы. «На «бис» попросили фильм о вреде алкоголя», — отмечает Татьяна.

— Правда, все на примитивном уровне, — добавляет Елена Берлизова. — В мужских колониях много специалистов, которые могут что-то смонтировать, сделать, а что может Андреева? Пришли связисты, что сделали, то и есть. Никто сам не починит, не припаяет. Сломался микрофон, вызываем специалистов.

На этом экскурсия заканчивается. Задав еще немного вопросов, мы начинаем собираться в обратный путь. От Бийска до Шипуново – около пяти часов езды.

 

3 миллиона за неделю – на фильм о Тане

Несмотря на то, что Татьяна Андреева отбывает наказание уже более года, интерес к ней не угасает.

Московскому режиссеру Елене Погребижской удалось за неделю собрать деньги на собственный фильм об осужденной бийской пауэрлифтерше. Кампания по сбору средств в Интернете стартовала 11 августа и завершилась уже 18 августа, удалось собрать 3,3 млн рублей вместо изначально запланированных 2,3 млн рублей.

Как заявляла Погребижская, «деньги сверх того мы отдадим семье Тани Андреевой. Там будет сумма, которую по приговору Таня должна возместить в качестве ущерба семье потерпевшего (общий иск 800 тыс. рублей, прим. корр.). И как мне сказали юристы, эти присланные деньги могут быть серьезным аргументом для УДО (условно-досрочного освобождения. — Прим. корр.)».

Профинансировать документальный фильм о бийчанке решили почти 2700 человек. Самыми популярными стали акции без фиксированной цены и награды, их удалось реализовать 1408 штук. 924 человека пожертвовали по 500 рублей, за что они смогут получить цифровую версию фильма после завершения его съемок. 1000 рублей пожертвовали 244 человека, им в награду полагается DVD с автографом режиссера. Жертвователи более крупных сумм получат приглашения на премьерный показ, алтайский мед и горные травы, коллекцию фильмов Елены Погребижской, упоминание в титрах и даже деловой обед с режиссером. Право называться сопродюсерами фильма получили два человека, пожертвовавших по 100 тысяч рублей.

Также 29 сентября на 1 канале в выпуске телепередачи «Время покажет» гости студии, а это депутаты Государственной Думы, журналисты и правозащитники, пытались разобраться, «имеем ли мы право на самозащиту, и как защитить себя и своих близких и не переступить закон. И почему «зачастую человек, который пытается защититься, становится не потерпевшим, а обвиняемым».

Как сообщает ряд СМИ, адвокат Татьяны Андреевой намерен продолжить оспаривать приговор в Европейском суде по правам человека.

Текст и фото Виктории Тарасенко, «Деловой Бийск»

Автор: Виктория Тарасенко

Виктория Тарасенко

Оставить комментарий

Ваш Email не будет опубликован.Обязательные поля отмечены *

*


9 − = восемь

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Подняться наверх